Флинн
Кто дерзнет сказать, что солнце лживо?
Многоликий.

Кто этот человек? Его впервые вижу:
Как будто хмур, как будто бы и рад.
Он словно ждет судьбы преград,
Чтобы раскрыть свои таланты свыше.
И хоть поддернуты ехидностью бесстыжей
Улыбки обольстительные всласть,
И не сказать, что он способен в страсть
Переиначить эту пустоту в глазах,
Безликостью встречавшую напасть.
Мне кажется, его встречал я прежде
У церкови, меж грязных подворотней,
Как будто там казалась жизнь свободней,
Мечась от ореола мудрости к невежде.
Иль, может, промелькнул он вдруг во сне?
Когда бросаясь от стены к стене,
Его я видел лик в дверном проёме:
Священным светом озарённый
И в старческих лохмотьях он предстал.
Он, настоящий, просвещённый,
Немой болтун и зрячий, как слепец,
Нелепостью надежд он, как Творец,
Рассветный смог с улыбкою встречал.
Он соткан из сплошных противоречий:
Он весь как бог, он весь как человек,
Оксюморон, бунтарь, сокрытый светом мрак.
Он на людях, казалось бы, дурак,
Но это маска лишь обманутых столетий,
Всего лишь тень, скользнувшая меж век.
Он лис, хитрец, он манит и дает,
Столь много, сколько глупый заберет
За раз один, не обронив ни капли, ни копейки.
Он впопыхах заменит батарейки,
Как будто ненарочно поломав весь механизм.
Он - человечества единый организм,
Он часть людей, и люди - его часть,
И в этом вся его стараний сласть.
Он обо всем, кажись, уведомлён,
Хотя и многие его забыли.
Он просто дьявольски коварен и умён,
И люди ему уж вдоволь опостыли:
Он глух к взвыньям правых мук
И слеп к ломаньям грешных рук...
Но перейдём же к главну-блюду:
Он персонально строит чудо,
Меняет облик свой, как маски,
Кошмары выдает за сказки.
И все клюют на тот обман:
Ведь как Грааль блестит стакан.
Он - как наркотик, как табак:
Пред ним качок - простой слабак.
Он чародей, он лжец, азарт,
И он король, дающий старт.
Он шут, он скоморох, правитель,
Он видит в сердце грех обитель.
Он прячет в душах колыбель
Его преданий и страстей.
Он ростит лень среди людей,
И не гнушится пачкать руки
О кровь и грязь в чужих умах.
И все вокруг лелеют страх,
Который он посеял смело,
А нынче лишь смакует урожай.
О, да, ему лишь волю дай!
Он - ветка взрощенной омелы
На вновь казнённых черепах:
Она без трудности хвалебной
Рассеет плоть святого в прах.
Он - пистолет в руках убийцы,
Полет подстреленной им птицы,
Он - ночи громовой затишье,
Мрак меж ветвей и шёпот лишний.
Инкуб и ангел, искушенье
И перед смертью вдохновение.
Он дарит странное виденье
Тому, кто смел его позвать.
Вам он знаком, о, господа,
Его походка, взгляд и стать
Скользили и пред вашим взором.
Он смесь из похоти и льда,
Он вас не раз пронзил уколом
И яд свой влил в умы укором.
Но пусть вы назовете сами,
Того, кто вашими грехами
Жонглирует при цирке "Жизнь".
Соединению Янь и Инь
Вы на алтарь носили жертву.
И, мне казалось, надпись стерту
Мне удалось-таки прочесть.
Его значений просто уйма -
Их при желании не счесть, -
Того, кто бросит без участья,
Убьёт потоком жадной власти,
Иль, может, разорвёт на части:
Иллюзия в пробирке "Счастье".

@темы: его, стихи