02:03 

[бэктон]

Флинн
Кто дерзнет сказать, что солнце лживо?
Бессмысленно. Дурацкое ерничание на месте. Абсолютно не имеющее никакого смысла и достойной отмазки. Глупость. Бред. Тихое безумие.
Это просто невозможно, невообразимо, ненормально. Но, черт возьми, от тебя все равно никуда не сбежать. Слушай, оставь уже меня в покое, а?

Не знаю, не помню, не понимаю, почему и когда я перестал тебе доверять. Это было так давно, что теперь никакие твои натянутые улыбки не помогут восстановить то, что навсегда было утеряно между нами. А, впрочем... Разве я что-то вообще терял? Разве вообще хоть что-то там между нами было?
Любезности сквозь гордость, несчастный, выдержаный смех. Тебя еще хватает на полчаса беседы, хотя вряд ли это можно так назвать. Просто монолог, выдержка из какой-то немыслимо драматичной пьесы, которую ты мне декламируешь уже второй час. Я не хочу отвечать: мне нечего сказать. Совершенно нечего.
С натянутой полуулыбкой жду твоего ухода. Каторга. Какая же это каторга - находиться рядом с тобой, пытаться поддержать разговор, изредка кивая и подливая в остывшую кружку зеленый чай. Хотя какое там: через 40 минут чай сменяется мартини, а говорить уже как будто совсем не о чем. Мне не на что жаловаться, а все твои проблемы, как будто бы, уже кончились, перечислять больше нечего. Да и зачем продолжать? Я знаю, что все плохо. Нет, даже еще хуже, чем я могу себе представить. Но меня почему-то это уже совсем не коробит. То ли ты стал чужим, то ли я - слишком холодным. Но это даже неважно. Потому что мне глубочайше плевать.
Называешь меня чужим именем, неловко сглаживаешь конфуз шуткой. Да ладно, зачем мне врать? Я же всего лишь "тот, что есть на всякий случай", друг детства, позабытый и неинтересный. Признаться, это взаимно.
Молчание. Я не знаю, что ты чувствуешь, но меня уже даже не мучает неловкость от этой повисшей в спертом воздухе тишины. Так надо: по-другому просто и быть не могло. Твой звонок не предвещал ничего особо будоражащего или необычного. Твои зловещие цифры и надпись, заставившая лишь неприязненно поморщиться, не принесли мне никаких сверхьестестественно сильных эмоций. Я пущу тебя в квартиру, ты поболтаешь о себе, о себе, о себе и, может, о соседской кошке и свалишь. Я предвзят? Я безразличен? Я бесчувственная сволочь? И что? Все равно все это условности. Мой дом по-прежнему достаточно счастлив и богат, а у тебя дела обстоят все хуже и хуже. Наверное, будь я на твоем месте, я бы себя люто ненавидел. Я даже могу себе представить на сколько сильно и за что. Но справедлива ли была бы эта ненависть - большой вопрос. Впервые в жизни я так ясно ощутил себя по-настоящему нормальным, счастливым человеком. Хорошим человеком. По-настоящему хорошим и даже добрым. Пусть эта доброта по отношению к тебе всегда граничила с непроходимой глупостью, наивностью и доверчивостью... Зато моя совесть чиста. Я давал тебе все, несмотря на то, что все вокруг говорили, что ты мной просто пользуешься. И, знаешь, я не жалею. Пускай все это было напрасно, все мои усилия были впустую, а результат, несомненно, попер против меня. Моя совесть чиста: я сделал все, что мог, я отдавал всего себя без остатка, а что уж из этого вышло - не моего ума дело. Я сделал из тебя человека, а дальше ты пожелал идти без меня. Что ж, теперь каково? Нравится эта твоя "свобода"?
Ты не вспоминал обо мне, пока у тебя все было хорошо, а теперь, когда все ополчились против тебя, к тебе вдруг пришло озарение: "Ах да, точно, есть у меня один друг, у которого всегда можно безотказно "перекантоваться". Такой милый малый, со своими консерваторскими прибабахами и тоннами чая на кухонных стеллажах. Такой смешно-раздражительный и замкнутый в себе. К сожалению, он не слишком-то гостеприимен, не накормит и не поболтает толком, но зато хоть есть где побыть оставшиеся полчаса до." И ты, знаешь ли, чертовски прав. Но я уступаю тебе, скорее, не из доброты душевной, а из бесконечного безразличия к тебе. Не знаю, ненавидеть себя за такую холодность или любить, но факт остается фактом: ты пришел - ты ушел и, скорее всего, нескоро вернулся. Что-что? Так получилось? Я привык, можешь не переживать, хотя вряд ли тебя когда-нибудь терзала совесть.

Однако... Надеюсь, у тебя все будет хорошо. Потому что, несмотря на все эти глупые маленькие предательства, в глубине души я все еще, как ребенок, надеюсь, что все чужие догадки - клевета и ложь, что ты няшка, просто жизнь у тебя вышла хреновая. Но теперешний я вряд ли согласится с этим тихим отголоском симпатии к тебе. И скорее признает себя святым, чем назначит им тебя.

Черт, прости, конечно, но... Я устал быть "запасным вариантом". Найди себе другую "жилетку", ок? А от меня отстань: не береди старую рану и не раздражай и без того дерганого и психанутого невротика, вроде меня. Я счастлив в своем маленьком сушасшедшем мирке, я наконец-то забыл тебя. Поэтому хоть раз в жизни исполни и мое желание, "золотая рыбка": оставь меня в покое.

@музыка: Jane Air - Умирать еще рано

@темы: Ал

URL
   

highway to hell.

главная